Отзыв от Юрия БУЛАНОВА

Председатель правления КузнецкбизнесбанкаПредседатель правления Кузнецкбизнесбанка (Новокузнецк)

Работа работой, но уже не раз убеждался, что бывает очень полезно, планово отложив все важные рабочие вопросы, отключиться и побывать там, где нет ни интернета, ни мобильных телефонов, ни привычных коммунальных удобств…

От предлагаемого путешествия в Долину гейзеров наша группа единогласно отказалась, поскольку предстоял долгий и недешёвый полёт на вертолёте.

14 сентября московская и нижневартовская часть группы отбывала в столицу, а новокузнечане и омичи поймались на аншлаг в отеле и организовались для однодневной экскурсии к действующему вулкану Мутновский. К нам четверым присоединились ещё два попутчика, и наш гид Денис, усадив нас в микроавтобус Delica, на высоких и широченных нестандартных шинах, повёз нас в сторону Вилючинского перевала — к вулкану.

Дорога заняла почти четыре часа, городской асфальт сменился загородной гравийкой, она — «убитой» гравийкой, а далее пошло совсем уж непонятно что. Мы тихо скреблись по некоему «лунному пейзажу», среди растрескавшейся лавы, следов давних извержений и песка непривычно тоскливого цвета. Растительности почти никакой, редчайшие вкрапления зелени вызывали уважение к этим чудесам жизнелюбия. И среди этой пустыни вдруг… опять следы медведя! Рядом ниточка следов какого-то мелкого парнокопытного. Зачем или за кем они сюда забрели? Можно только догадываться…

Kamchatka-vulkan1

Дальше дорога была не просто «убитой»: её не было совсем. Только какая-то набитая и вполне визуально определяемая автомобильная тропа. То ли её протоптали тяжёлые трёхосные вахтовки, годами возящие сюда туристов, то ли они сделали это совместно со старыми японскими праворукими внедорожниками, явно заканчивающими свой век на таких вот маршрутах — этого никто не знает. Но вряд ли кто-нибудь погнал бы сюда гусеничный трактор для какой-то подготовки дороги, по крайней мере наш гид Денис в это не верил. Он просто ездит по этой дороге — и всё.

Вдоль дороги, с интервалом в 150 метров, стоят высокие ржавые столбы — метров по 10 высотой. Зачем? Оказалось, это зимние вехи, ориентиры для движения снегоходов в экстремальных ситуациях, когда высота сугробов порой достигает 6–8 метров. Куда уж тут нашим сибирским сугробам тягаться!

Порядком потрясённые (в прямом и переносном смысле) такой дорогой, мы всё же подъехали к началу пешей части нашего пути. Справа разверзся каньон Опасный, с водопадом более 80 метров на пути стремительного горного ручья. Пугающая каменистая осыпь — и страх, что грунт под ногами потечёт вниз. Сфотографировавшись у каньона, отошли повыше.

Начало пешего пути лежало через многолетний снежник, вдали и чуть справа виднелись белые выбросы парящего вулкана. Полтора часа несложного, но тягучего подъёма дались нелегко. Сказывались отсутствие практики и неготовность к физическим нагрузкам, пусть на не очень большой (около 2000 метров), но всё же высоте.

Наша группа из семи человек пришла в кратер первой. Денис торопил: надо было успеть всё увидеть и зафиксировать, пока не подошли другие и не началась толчея. Как-то не сильно верилось… Но чуть позже к вулкану подошла ещё одна малочисленная группа экскурсантов.

Сам кратер впечатлил. Неземной расцветки безжизненные скалы со всех сторон, множество очагов вырывающегося из-под земли с шипением и бульканьем пара, резко пахнущего серой, языки ледников, сползающих со склонов. Белый и жёлтый осадок серы вокруг шипящих микрократеров. Фумарола, так их называл Денис.

Лазурная линза безжизненного озерца и… никак не ожидаемый голос саксофона за спиной. Обернувшись, увидели, что один из экскурсантов, мужчина лет 50-ти, принёс с собой инструмент и — то ли для себя, то ли для всех пришедших — исполнил тему Игоря Корнелюка, а затем Bésame mucho. Слушали заворожённо, а после долго и искренне аплодировали неожиданному концерту.

Kamchatka-vulkan2

Прошёл примерно час, и в кратере стало заметно многолюднее… Мы поняли, почему Денис нас так торопил. Начинавшаяся людская суматоха уже гораздо меньше располагала к созерцанию. Тем временем вверх к кратеру вулкана уже двигались многочисленные группы экскурсантов самого разного возраста: от трёх–четырёх и до 70 лет.

Решили возвращаться. Дорога назад хоть и шла в основном под уклон, оказалась не легче. Если движение на подъём ограничивалось нехваткой дыхания, то спуск давал сильнейшую нагрузку на колени. Туристы знают, что от этого выматываешься не меньше, чем от подъёма. Время, потраченное на спуск, оказалось лишь на 15 минут короче, чем на подъём.

Спустившись и перекусив заготовленным для нас Денисом обедом, запив чистейшей водой из видимых рядом тающих ледников, проделали обратный путь уже с уменьшением тряски по степени приближения к городу. По дороге, на одном из песчаных участков пути, попали в небольшую пыльную бурю.

Положительных впечатлений было более чем достаточно. Первая встреча с Камчаткой близилась к завершению. Но впереди оставалось ещё кое-что немаловажное.

Город

До выезда в аэропорт оставалось ещё четыре часа. Позавтракав, решаем ехать в сувенирный магазин «Шаман», чтобы прикупить сувениры, а как же без них?

Но вначале, пока магазин ещё закрыт, отправляемся на такси к памятнику павшим при отражении атак англо-французского флота и десанта 20 и 24 августа 1854 года. Чугунный монумент, как следует из надписи, установлен в 1881 году — значит, везли издалека (чугунолитейных заводов в то время на востоке России не было). Уже более 160 лет прошло с момента этого дальневосточного и малоизвестного эпизода Крымской войны… Да, наши сегодняшние разногласия с Европой имеют глубокие корни.

Небольшая подпорная стена при подъезде к памятнику исписана современным граффити, среди фрагментов обращает на себя внимание и батальная сцена той обороны. Поклонившись павшим, едем и на батарею Максутова, где установлены пять чугунных пушек того времени — одна из точек героического отражения набега.

Времени мало; проезжая по городу, увидели несколько интересных объектов малой архитектуры, расположенных на небольшой, но аккуратной площади, обустроенной на берегу Авачинского залива. Увы, времени подробно осмотреть их уже не осталось.

Kamchatka-gorod1

Петропавловск-Камчатский — город небольшой, примерно 180 тысяч человек населения, дома невысокие, три–четыре этажа (видимо, всё же в силу сейсмики), это даёт простор взгляду и ощущениям, совершенно не давит… Город активный и живой — дороги, если и не отличные, то очень хорошие.

Встречающиеся автомобили дают представление о достатке здешних жителей. Уверенно можно сказать, что в Новокузнецке уровень жизни выше. Всего на Камчатке, как нам сказали, сейчас живёт более 300 тысяч человек, более половины — в столице края. Чем живёт город? По нашим наблюдениям, это флот, бюджет, рыбный и морской промыслы и, конечно, туризм. Для него тут раздолье (можно упомянуть хотя бы, что на полуострове находится более трёх сотен вулканов, причём каждый 10-й из них — действующий).

Жаль, из-за географической удалённости билеты даже из Сибири недёшевы. Покупая их ещё в феврале, из Новосибирска до Петропавловска-Камчатского и обратно, мы заплатили по 28 тысяч рублей. И это ещё очень скромно: продавщица на рынке, куда мы зашли купить красной икры, сказала, что в июле, когда нужно было срочно лететь, она заплатила 57 тысяч. Разница уже ощутима, чтобы не расстраивать её, не стали уточнять, до какого города она летала и в одну или обе стороны такая стоимость. Если соизмерять стоимость перелёта с Таиландом или Турцией, некоторым покажется обоснованно дорого, другим — в самый раз.

Люди, как и везде, разные: эта продавщица, очень симпатичная и общительная, лет около сорока на вид, оказалась почти нашей землячкой — приехала на Камчатку из Алтайского края. Улыбаясь, рассказала нам, что живёт здесь уже много лет, но никак не может привыкнуть, мечтает вернуться на родину, в Алейск. К слову, нашим земляком (из Кузбасса) оказался и один из помощников капитана судна, на котором мы ходили в Вилючинский залив. Военнослужащий, живёт здесь уже почти 10 лет, женат, дети — школьники, всем доволен, сейчас в отпуске, поэтому и решил подработать.

Kamchatka-gorod2

Зимой в Петропавловске-Камчатском не холодно, но промозгло и ветрено, а летом — не жарко, но вполне комфортно. Жаль, что купаться нельзя, вода тёплой не бывает даже в самые жаркие месяцы. Но есть и большой плюс — минеральные термальные источники, где купание круглый год. Их очень много, в том числе и недалеко от города. Мудрая природа так компенсирует один небольшой недостаток камчатского климата большущим плюсом. Можно ли это соразмерить и насколько одно другим уравновешивается, это дело уже личного мировоззрения и воспитания.

Наши гиды, Кирилл и Иван, долгое время водят группы туристов по Камчатке, в том числе и зимой, на собачьих упряжках. Очень разумные и толковые, молодые, крепкие мужики. Сказали, что после нас в сентябре у них ещё две группы на подходе. Увидев утренний иней после 10 сентября, мы уважительно пожелали успеха их сплаву, который намечен был на конец месяца. Один из них посетовал, что, имея высшее образование по судоремонтной части, не может работать по специальности. Работа есть, но заработок, по камчатским меркам, недостаточный. Бензин и солярка там, кстати, примерно на 10 рублей дороже, чем у нас. Кто-то из собеседников комфортно прижился, кто-то только приехал и осматривается, кто-то хает всё на свете и мечтает «свалить»… Совершенно обычные житейские размышления, одинаковые — что в провинции, что в Москве.

Мой брат, завершивший службу на ВМФ в 1986-м, сказал, что с той поры в аэропорту изменилось только одно: поставили шлагбаум на въезде и теперь, как и везде, стоянка стала платной. Впрочем, терминальная зона и ВПП аэропорта активно и масштабно реконструируются, видимо всё же не справляются с потоком пассажиров. Уже ожидая в аэропорту посадки на свой рейс в Новосибирск, увидел в сувенирном киоске красочный плакат, на котором изображён монумент «Камчатка». Изображение впечатлило и взбодрило: на скале, в натуральную величину, показан взрослый бредущий медведь, за ним второй, чуть поменьше. А внизу крупная надпись: «Здесь начинается Россия».

Источник: http://bdm.ru/publicacii/kamchatka-